В Донбассе живёт женщина, вышивающая сердцем (ФОТО)

Любовь Шанина с авторским пасхальным рушником, на котором она вышила 26 яиц, не повторив узор ни на одном.

Рассказ о судьбе димитровчанки Любови Шаниной можно было бы начать с перечисления выставок, в которых принимали участие её удивительные работы, или с фразы "дом этой мастерицы похож на музей". Но слишком это банально для такой необычной женщины. Поэтому начну с её признания, поразившего меня, наверное, даже больше, чем картины, иконы и рушники, созданные нашей замечательной землячкой. "Я могу вышивать по 12 часов кряду, прерываясь лишь на еду - и то потому, что муж позвал. Бывает, до трёх ночи засиживаюсь. Чаще всего трудно оторваться, когда создаю лицо. Оно для меня - живое, я не могу оставить в нём иглу и пойти кушать. Если уж совсем выбиваюсь из сил, втыкаю иглу в край работы. Но в лицо - никогда!" - уверяет 64-летняя Любовь Васильевна, вшивающая в каждое творение кусочек души. Потому что вышивает, прежде всего, не руками, а - сердцем.

"Ну, как я могла после этого умирать?"

Родилась она в Торезе, куда мама, гречанка из Великой Новосёлки, приехала поднимать разрушенные войной шахты. Младший брат появился на свет уже в Димитрове, где мама трудилась кочегаром в котельной шахты "3-3 Бис".

- Родители развелись, одной маме нас было не потянуть. И она отдала меня и братика Витю в школу-интернат. На выходные забирала домой. Мы на неё не обижались, понимали, - делится Любовь Васильевна. - Она была очень добрым, хорошим человеком, прекрасной мастерицей. Вязала крючком - гардины, кружева, наволочки, покрывала... А в интернате жилось неплохо. До сих пор общаемся с ребятами, с некоторыми преподавателями.

С детства она маялась с сердцем. То и дело оказывалась в больнице. Там и в пионеры принимали, там же узнала о полёте Гагарина, совпавшем с днём её рождения - 12 апреля.

- Я встать с постели не могла, а человек в космос полетел. Странное чувство тогда испытала - горечи, гордости и радости, - рассказывает она.

Люба долго искала себя. Окончила торговое училище, но продавца из неё не получилось. Наверное, слишком честная была для такой работы. Пыталась вы­учиться на медика. В конце концов, два десятка лет отработала на димитровских шахтах - в сатураторной, где делали газировку, чай и кофе шахтёрам (напитки через специальную систему подавались прямо в краны - да, были у нас и такие времена!). На шахте им. Стаханова вместе с ней трудился и Станислав Владимирович - машинистом электровоза (подземного).

- Мы могли бы и не встретиться, но нас познакомила моя соседка-акушерка, - улыбается Шанина. - Прислала дочку - мол, так и так, мама вас ждёт. Меня удивило, что девчушка предупредила: наденьте, пожалуйста, свой красивый костюм - в полосочку. Пришла, а там сидит Славик... Почти сразу мы стали встречаться, через полгода расписались. В декабре будет 35 лет как вместе.

Любовь прекрасно вязала (мама не могла научить, она рано ослепла, так что девушка до всего доходила сама), научилась делать пуховые платки, шапки, свитера, гамаши. Первую прялку муж соорудил из... вентилятора, потом уже была магазинная. Но о вышивке и не помышляла. Более того - когда 20 лет назад стала инвалидом II группы (сердце таки довело), вообще не знала - выживет ли...

- В 95-м в Киевском институте имени Амосова мне сделали первую операцию. Выкарабкалась тогда во многом благодаря письму младшей дочки Людочки, - вытирает слёзы Любовь Васильевна. - Ей в ту пору было 13, а написала она вот что: "Мамочка, ты не умрёшь! Я выучила молитву и каждый день её читаю". Ну, как я могла после этого умирать? Меня держала здесь любовь дочерей (старшая Диана тоже очень поддерживала), мужа. И, Бога, похоже, тоже, раз я до сих пор живу...

Вернулась она, а дома - госпиталь. Маму парализовало, у свекрови - онкология.

- Они лежали буквой "Г", рядышком. Мне бы самой прилечь, а я за ними ухаживала. Расслабляться было некогда, - вспоминает Шанина. - Готовка, ежедневная стирка, обмывание, лекарства... Спасибо, дети помогали. Первой, спустя три с половиной года, ушла свекровь. Вскоре после неё не стало мамы...

"Её сам Бог благословил"

Вторую операцию (поставили сердечный митральный клапан) она перенесла в 2003-м. У соседки по палате увидела журнал о вышивках. Одна из них - икона Матери Божьей "Неувядаемый Цвет" - поразила настолько, что Любовь Васильевна решила обязательно её вышить. После 7 января 2004-го, уже в Димитрове, принялась за свою дебютную работу.

- Так увлеклась, что вместо того, чтобы быть прикованной к постели, оказалась прикована к столу, - улыбается Шанина. - Вышила я её безо всякого благословения. А уж когда вскоре оказалась в димитровской больнице, доктор Леонид Щетинин показал мою работу батюшке, который лежал в соседней палате с инфарктом. И тот сказал: "Да её сам Бог благословил". Вышитую мной икону отнесли в церковь и освятили.

С той поры сделала она икон, картин и рушников - великое множество. Немало работ передала в димитровский Свято-Пантелеймоновский храм, строительство которого ещё продолжается.

- Место там благое, даже икона Казанской Божьей Матери мироточила. И батюшка Климент - человек удивительно светлый, добрый, - рассказывает Любовь Васильевна. - Я с удовольствием делюсь мастерством с  прихожанами. Но так как здоровье не позволяет всё время преподавать в воскресной школе, делаю это чаще всего на дому.

Своему искусству Шанина обучила дочь Людмилу, внучку Инну. Начала открывать секреты и внучке Милане, которой идёт седьмой год. Купила маленьких куколок, вскоре будут с девочкой мастерить им наряды.

- В 2010 году, когда я получила звание "Мастер современного декоративно-прикладного искусства", представляла авторскую куклу-перевёртыш, - продолжает она. - В одном положении это была невеста - в белом платье, с косами, сумочкой. А если перевернуть её с ног на голову, оказывалось, что это уже мамочка - в совершенно ином наряде, с лялечкой на руках. Жаль, Милана её "заиграла", так что только снимки и остались.

Чудесные зима и рушники

На одной стене её дома соседствуют вышитые Любовью Васильевной картины: "Радость" (изображение мамы с ребёнком заняло первое место в Донецке, поехав на выставку в Киев), "Джоконда", "Бегущие от грозы" (трудилась над ней около полугода, такую же видела в одном из магазинов Киева за 6 тыс. грн.), "Турчанка", "Зима". Последняя работа - чёрно-белая, но, по словам Шаниной, чрезвычайно сложная: 35 видов швов в одном только платье женщины, идущей по сугробам.

- На "Зиму" ушло около двух месяцев труда, - делится мастерица. - Очень тяжело вышивать белым по белому (как, к примеру, в работе "Нежность"). Это только кажется, что нити - одного цвета, на самом деле, их бывает около 50 оттенков. Я использую французскую хлопковую нить - она дорогая, зато не линяет и не выгорает.

Другая стена вся в иконах и картинах на религиозную тематику. Что-то вышито нитками, что-то - бисером.

Диван украшают дивной нежности салфетки и рушники. С украшенными затейливыми узорами полотенцами у Шаниной - особые отношения. Причём использует не только традиционные для Украины чёрно-красные цвета. Один рушник она вышила оттенками синего (назывался он "Перекатиполе" и был продан ценителям искусства), другой - "Заколдованное коло" - украсила зелёным узором. И лишь потом в Донецком областном краеведческом музее, где выставлялись творения димитровчанки, ей пояснили, что такие цвета имеют греческие корни.

- Самый необычный рушник я с двумя мастерицами - Натальей Бунтовской и своей крестницей и ученицей Ларисой Стаднюк - вышила в 2011 году, к 100-летию Димитрова, - рассказывает Любовь Васильевна. - Трудились мы почти год. Это трёхметровое уникальное полотенце, украшенное гербом нашего города, находится сейчас в народном музее, расположенном в ДК им. Артёма.

Уникальный рушник, созданный к 100-летию Димитрова.

Уникальный рушник, созданный к 100-летию Димитрова.

Многие работы она раздарила (родным, врачам, церкви), некоторые продала. Практически все средства уходят на приобретение материалов, из которых родятся новые шедевры, а также на лекарства - и ей, и мужу, который перенёс два инсульта. Порой из-за брака в схемах приходится переделывать работы, на которые потрачено уже много времени, сил и души. К сожалению, далеко не все относятся к своему делу столь же ответственно, как мастерица из Димитрова.

Вышить блеск в глазах могут, действуя строго по схемам, многие. А вот оживить эти глаза, наделить свои творения душой - дано не каждому. У димитровской мастерицы это получается.

Вышиванка отправилась за океан

Мастер современного декоративно-прикладного искусства Любовь Шанина является членом областного творческого объединения художников и народных умельцев (ТОХНУ) "Вдохновение". Её работы есть не только во всех уголках нашей страны, но и в Москве и даже в дальнем зарубежье.

- В Киеве после операции за мной ухаживала дальняя родственница - студентка Оля, - рассказывает Шанина. - Я ей вышила картины, на которых были изображены невеста, денежное дерево (к нему отдельно нашила сверху монетки и красные ленточки), а также аисты - чтобы Господь деток принёс. Оля переехала в Ирландию, вышла замуж, родила двоих малышей. Так что мои творения обитают теперь там.

А вышиванка синих расцветок "от Любови Васильевны" отправилась за океан.

- Во время Евро-2012, матчи которого проходили и в Донецке, я выставляла свои работы в облцентре, на бульваре имени Пушкина. Спасибо, Димитровский горотдел культуры обеспечивал тогда транспортом, - делится Шанина. - Как-то подошёл американец, а с ним парень и девушка, говорящие на русском. Объяснили, что он ищет качественную, Настоящую вышиванку. Я и показала им свою (вышивка шла на вороте, на манжетах, на поясе - месяца два труда). С изнанки не было ни одного узелка или затяжечки. Пояснила, что в вышиванке перед называют лицом, а изнанку - душой. И посоветовала поискать хоть одну, выполненную столь же качественно. Они ушли, а примерно через час вернулись перепуганные. Оказывается, ничего подобного нигде не увидели и очень переживали, что я уже свою продала. Очень благодарили, уверяя, что моя вышиванка отправится за океан - в Соединённые Штаты.


Андрей Кривцун.
Читайте также: