Ветеран МВД расстрелял родню и зарезал себя. Подробности ЧП в Донецке

Юрий, брат Виктора Митяева, у дома, где произошла трагедия.

Donbass.ua уже сообщал, что в четверг в Киевском районе Донецка разыгралась жуткая драма. В частном доме по улице Яблочкова бывший сотрудник внутренних дел 70-летний Виктор Митяев застрелил жену, мужа дочери и внучку. А когда спецслужбы пошли на штурм, порешил и себя.  "Донбасс" раскрывает новые подробности страшной трагедии.

- Сообщение о том, что в этом доме слышны выстрелы, поступило в дежурную часть ГУМВД Украины в Донецкой области в 12.40. К месту происшествия выехало руководство областного и городского управлений милиции, бойцы спецподразделений «Беркут» и «Сокол». Во дворе было обнаружено тело 25-летней девушки с огнестрельными ранениями спины, - рассказал начальник Киевского райотдела Сергей Ласкавый.

По его словам, забаррикадировавшемуся хозяину дома предложили добровольно сдаться. А на отказ ответили штурмом.

- Ворвавшись в жилище, спецназовцы были шокированы увиденным - кроме мертвого хозяина, который зарезал себя ножом, в доме оказались трупы его жены и мужа дочери, - продолжает Ласкавый.

Сначала Митяев убил зятя. Потом жену, которая, услышав выстрелы, стала подниматься по лестнице на второй этаж. Дочь, увидев этот кошмар, попыталась обезвредить бывшего милиционера, швырнув в него бутыль. Он, однако, успел всадить две пули в спину внучки. И даже ранил дочь. Та всё же сумела выбраться из дома, ставшего адом. Выбежала за калитку, стала звать на помощь. Соседи вызвали милицию...

- Найден пистолет иностранного производства, не зарегистрированный, из него и производились выстрелы. А также предсмертная записка: «Я сошел с ума от этой жизни. И за это расплачиваюсь очень дорогой ценой». Оставивший ее работал в свое время в Донецком институте внутренних дел, на пенсию ушел в звании подполковника, - сообщил Ласкавый.

Возбуждено уголовное дело по статье об умышленном убийстве. Следствие продолжается.

Как рассказал директор типографии «Донбасса» Александр Грицюк, который ранее работал вместе с Виктором Митяевым в Институте внутренних дел, тот был нормальным человеком. «Я с ним часто пересекался. У нас дачи в одном кооперативе. Виктор Антонович очень любил дочь, жену и внучку. Ума не приложу, что с ним могло статься», - подчеркнул Александр Дмитриевич.

Журналист «Донбасса» пообщался и с братом убийцы-самоубийцы, Юрием Антоновичем. Он младше виновника драмы на десять лет. Как и многие, кто знал Виктора Митяева, уверяет, что тот был душа-человек.

Мы стоим у того самого дома №18 по улице с красивым названием - Яблочкова. Пахнет сиренью, наступающим летом, а вовсе не смертью. Выжившая после бойни дочь Татьяна уехала в центр города - то ли на перевязку (отец таки зацепил ее), то ли общаться с правоохранителями. Юрий Антонович периодически трет глаза. Слез, впрочем, нет. «Все выплакал вчера», - вздыхает он.

К дому, который брат купил около года назад, он прибыл, уже когда выносили трупы.

- Вот ремонт сделали. Видишь, какой хороший, - показывает он на добротные стены и пластиковые окна. - Брат поменял отопление, водопровод. Да только кому это теперь нужно...

Митяев-младший вспоминает, что брат был ему за отца. К тому же - участник ликвидации катастрофы на ЧАЭС, прошел «горячие точки» - Карабах, Фергану. «Настоящий мужик. Порядочный, - вздыхает бывший шахтер. - Орденов полно, благодарностей. Подавленное настроение у него замечали последние месяца три, когда он вернулся после очередного посещения больницы. Что-то там ему такое сказали, что зацепило его очень сильно. Начались головные боли, подскочило давление».

Правоохранители показали Юрию Антоновичу «здоровенную бандуру», из которой брат перебил родню. «Револьвер с во-о-от таким стволом, - разводит он руками. - Откуда он у него взялся, не представляю».

Жена брата, Людмила, всю жизнь проработала водителем троллейбуса. Муж дочери, Влад, - бывший шахтер. 25-летняя внучка после медучилища занималась изучением иностранных языков.

- Племянница мне рассказала, что даже не поняла, что происходит, - делится он. - Услышала «хлоп-хлоп». Потом - будто что-то падает. «Что у вас там случилось?» - спросила. Заглянула в комнату, а там... - он замолкает, нервно комкает в руках сигарету. Пробует закурить. Не замечая, что она не зажженная, сует ее в рот и продолжает:

- Таня говорит, что Витя стрелял в нее, а она бросила в него бутыль. Тот разбился, ей порезало руку. Пуля чиркнула по телу. И она бросилась вон из дома, к соседям...

Он еще долго рассказывает о том, каким замечательным человеком был его брат. Словно позабыв, что в морге сейчас не только тело Виктора, но и трех человек, которых он отправил на тот свет. Прошлые заслуги такого не оправдывают...

- Вы только закройте мое лицо, когда будете печатать фотографию, - попросил Юрий Антонович. - Не хочу я такой славы...


Андрей Кривцун. Фото автора.