Боль нужно выплескивать!

Консультативная беседа с командиром аварийно-спасательного отделения 26-й самостоятельной государственной пожарной части управления МЧС в городе Горловке Владимиром Верховским.

В этом уверена психолог, которая спасает жизни после катастроф

Горловчанка Елена Иванова стояла у истоков появления психологов в рядах спасателей нашего региона. Окончив десять лет назад факультет права и психологии Макеевского экономико-гуманитарного института, она сначала работала с личным составом борцов с пожарами. А потом - и с родственниками тех, кто потерял родных во всевозможных катастрофах. Чтобы выдержать поток страданий, который выплескивается в такие периоды, нужно иметь или каменное сердце, или великое мужество. Сердце у Елены - точно не камень. А вот мужества ей не занимать. О самых сложных моментах своей деятельности она рассказала «Донбассу» накануне Всеукраинского дня психолога, отмечаемого сегодня.

Проверка для пожарных

- Сначала у нас не было ни опыта, ни соответствующего оборудования, ни базы, ни даже законов, регламентирующих деятельность, - вспоминает старший психолог отдела по работе с персоналом управления МЧС в Горловке. - Так что мы с начальником отдела психологического обеспечения при ГУ МЧС Украины в Донецкой области Мариной Лим стали первооткрывателями такого рода подхода на местном уровне. Работали с личным составом - занимались отбором, тестированием. На нас смотрели искоса - что, мол, вы тут задачки задаете да вопросы дурацкие? Мы же подобным образом прощупываем не только деловые, но и личные качества тех, кто пытается устроиться на службу. Ведь им зачастую приходится действовать на грани жизни и смерти. Так что при приеме нельзя ошибиться. И если даем отрицательное заключение, врачей уже можно не проходить - от ворот поворот.

- И на чем же могут «срезаться» кандидаты?

- Недавно, к примеру, пришел мужчина устраиваться на работу пожарным. А у него налицо неврологические симптомы: сводило мышцы рук и лица. Куда же ему в спасатели? Важно, чтобы человек мог принять адекватное решение в сложной, стрессовой ситуации. Так что проверяем реакцию: диктуем буквы и пары чисел, которые нужно записать соответствующим образом. Сначала медленно, потом ускоряя темп. Кто-то нервничает, кто-то слишком спешит, кто-то отказывается «заниматься ерундой». Были и такие, кто не знает, чем четные числа отличаются от нечетных. Мы же по ходу проверяем не только логику, но и выдержку. Человек, претендующий на офицерскую должность, должен знать, к примеру: из чего изготавливается железная руда, какой город является столицей Польши, перечислить трех гетманов Украины.

- Кроме работы с потенциальными спасателями, вы ведь общаетесь и с действующими. И у них, учитывая специфику службы, стрессов хватает...

- Но они ведь понимали, на что шли! Так что держатся молодцом. И спасают, и трупы выносят. Мы обязательно потом проводим разбор пожара с психологической точки зрения: что почувствовал, как отреагировал, била ли дрожь, как потом спал… Не обходится, конечно, без конфликтных ситуаций. Тем более что контингент немалый - отвечаю за 22 подразделения, включая Горловку, Артемовск, Енакиево, Дебальцево, Светлодарск. И знаю 90 процентов ребят по имени-фамилии. Чаще всего трения происходят во время адаптации молодых, а также по линии подчиненный-начальник. Бывает, личная жизнь заедает. Так, один из инспекторов Гос­пожнадзора после разрыва с девушкой стал делать суицидальные заявления. Мол, жить мне уже незачем! Действовала через его родных, близких. Лично с ним часто беседовала. Пытались отвлечь от его беды, перевести внимание на работу, на увлечения. Вскоре нервное напряжение сошло, и он вернулся в строй таким же молодцом, как и до любовной драмы. Всякое случалось: и детей с родителями мирила, и заклятых врагов друзьями делала…

Медовый месяц превратился в кошмар

Впервые психологов региона привлекли к работе с родственниками жертв летом 2006-го, когда в районе поселка Сухая Балка (Константиновский район) разбился пассажирский лайнер Ту-154, следовавший маршрутом Анапа-Санкт-Петербург. Все 170 человек, находившихся на борту, погибли.

- 11 августа я вышла замуж, а 22-го произошла авиакатастрофа, - вспоминает майор службы гражданской защиты, медовый месяц которой превратился в кошмар. - Срочно вызвали, просто сказав, что упал самолет. Насколько всё ужасно, поняла, лишь прибыв на место. Территория, оцепленная лентами и поделенная на квадраты. Обломки самолета, усеявшие всё вокруг. Палатки различных служб...

Работа психологов началась, когда стали прибывать родственники погибших. Спасибо, помогали российские коллеги, уже имеющие опыт. Иначе выдержать тот поток горя, который обрушился на специалистов, было бы нелегко.

- Мы встречали людей прямо в Донецком аэропорту, - продолжает Елена. - Реакции были всевозможные: и агрессия, и слезы. Мужчина, потерявший внуков, - высокий, крепкий, громогласный - кричал: «Не нужна мне никакая помощь!». Женщина, у которой погиб сын, причитала и так нагибалась, что чуть не падала. Еще одна, потерявшая сестру и племянника, была в ступоре: просто молчала, кивала, но ничего не понимала. Такая реакция - хуже всего. Нельзя держать горе в себе. Это может привести к инфаркту. Боль нужно выплескивать - слезами, криком…

Прибывшим помогли разместиться в гостиницах (многие были настолько убиты случившимся, что даже бумаги не могли толком заполнить), провели общее собрание.

- Когда внезапно умирает близкий человек, его родные часто чувствуют вину: что-то недосказал, не сделал, обидел. Это может привести к посттравматическому расстройству: пропадает сон, развиваются различные заболевания, случаются сердечные приступы. Не зря ведь говорят - все болезни «от нервов». Обязанность людей моей профессии - предупредить подобное, помочь преодолеть стресс с наименьшими потерями для психики, - поясняет Иванова.

Экстренную психологическую помощь тогда оказали 215 родственникам. Черным от горя людям объясняли, что у них остались дети, племянники, родители, о которых нужно заботиться. Кому они необходимы. Подчеркивали их силу, уверяли, что смогут всё преодолеть. Оставляли телефоны, по которым можно всегда позвонить: спросить совета, излить душу...

- Настоящим испытанием стало опознание, - вздыхает психолог. - Сначала - по фото на компьютере, потом - у морга, где были разложены тела, а то и их части. Случалось, что несколько семей признавали «своим» одно и то же тело. Так что окончательные данные устанавливали по анализу крови.

Когда родственники приезжали на годовщину трагедии, тоже было тяжело. Но уже не так, как в те черные дни августа 2006-го.

Люди падали, как листья

А в ноябре 2007-го произошла авария на шахте им. Засядько. Погиб 101 шахтер, а повторный взрыв, 2 декабря, унес жизни пяти горноспасателей.

- Родственники тех, кого застал выброс, собрались в административном корпусе. Там стоял запах валерьянки и струганой доски. Это делали лавочки, чтобы разместить на них всех пришедших. А казалось, что пахнет свежесколоченными гробами. Информацию выдавали скупо, люди, изведясь от ожидания, даже устроили бунт… Нам, психологам, удалось убедить руководство предприятия, чтобы каждые два часа выдавали хоть какие-то данные. Этого мига ждали, будто приговора - смертного или оправдательного, - рассказывает Елена. - Слыша фамилии своих, люди падали, как осенние листья.

Пять психологов от МЧС Донетчины (сейчас их - одиннадцать) метались от одного к другому, сбиваясь с ног. Позже подтянулись харьковские, луганские коллеги.

- Возле меня стояла женщина, без конца твердившая: «Мой сын ДОЛЖЕН жить». Когда объявили, что он погиб, она схватила меня и начала кричать. Долго, надрывно, - вспоминает Иванова. - Я ее обняла, мы ушли в другую комнату. Сделала ей массаж головы, рук, дала успокоительную настойку.

Экстренная психологическая помощь тогда понадобилась 489 родственникам пострадавших. 77-ми - во время трагедии на родинской шахте «Краснолиманская» (23 мая 2008-го там погибло 11 горняков); менее чем через месяц - 112-ти, когда беда пришла на енакиевскую шахту им. Карла Маркса (13 погибших); 39-ти - на «Новодзержинской», где в мае 2009-го смерть забрала шестерых; семи - в августе прошлого года на горловской шахте им. Румянцева (тогда погибли трое).

- Случается, что некоторые родственники ведут себя очень агрессивно, заражая этим настроением всех остальных, - признается психолог. - На шахте имени Карла Маркса, к примеру, где очень долго доставали погибших, были случаи, когда люди бросались на руководство. А один мужчина схватил меня за рукав, чуть не повалил. Пришлось успокоить, вылив на него бутылку воды. Очень важно в таких случаях отвести зачинщика в сторону, чтобы не «подогревал» остальных.

***

Выдержать негатив, который выплескивается на нее, активной общественной деятельнице, обладателю титула «Мисс Очарование» областного конкурса красоты среди сотрудниц МЧС помогают профессионализм и вера в то, что она делает нужное, доброе дело. Одному Богу известно, сколько инфарктов и суицидов предотвратила Елена. А когда становится совсем тяжко - на помощь приходят две морские свинки - Дора и Федя. Они и успокаивают ее сердце, переполненное чужой болью.

В чемодане - коньяк, мячик, иконки

- Вот он - наш «походный набор, - раскладывает Елена содержимое чемодана психолога. В нем - более 30 наименований. Всё предназначено для того, чтобы успокоить людей, переживших стресс. Формирование таких чемоданов началось после аварии 2007-го на шахте им. Засядько. Инициатива исходила от харьковских психологов, потом ее оформили официально - по линии МЧС.

Набор психолога

Есть пол-литровая фляга с коньяком, 20 граммов которого помогают снять нервное напряжение. Чаи - травяные и обычные, растворимый кофе. Термос, который всегда можно наполнить кипятком. Валерьянка и валидол в таблетках. Нашатырный спирт, вата. Одноразовые стаканы и ложечки. Имеется 20 листов бумаги и карандаши, мягкие игрушки. Ими занимают детей, которых порой приводят с собой родственники жертв катастроф.

- Иногда, когда у человека острая реакция, он так хватает нас за руку, что остаются синяки. Поэтому мы носим вот такой прорезиновый мячик, - показывает Елена. - Его можно сжимать, не нанося никому вреда и разряжая напряжение.

Есть в чемодане и ножницы, и перочинный нож. А еще - свечи и иконки...


Андрей Кривцун.
Читайте также: