Окропило сугробы стеклянными брызгами

Относительный порядок Тамара с Анатолием уже навели.

За неполные три года в шахтёрском регионе повреждено более шестидесяти тысяч окон

 

Переполох по всем этажам

Наивные всё-таки эти жители прифронтовой зоны. Вместо того чтобы отсидеться в подвале до окончания артобстрела, начинают заколачивать выбитые окна подручными материалами. Наверное, полагают, будто эта бомбардировка последняя.

Точно так поступила и супружеская пара из горняцкого Докучаевска. С той, правда, разницей, что артналёт застал её совершенно врасплох. Так вот, глава семейства Анатолий настолько рьяно помогал жене Тамаре укрощать хлеставший из разбитого радиатора водяного отопления ручей, что собственное ранение обнаружил лишь после того, как левый рукав рубашки изменил первоначальный цвет.

Тепло ушло через дыру.

- Разве же это раны? - отмахнулся мужчина. - Сделанные стеклянными брызгами царапины.

По причине стресса Анатолий, ясное дело, не ощущал ни боли, ни резкого изменения температурного режима. Оконные проёмы хотя и затянули хранимым, на всякий пожарный, полиэтиленом, но что толку, если из системы убежала вода.

- После трудов тяжких, - посетовала Тамара, - захотелось душу чаем согреть. Подношу зажжённую спичку к горелке, а газопровод, оказывается, тоже перебит.

Супруги - не главные пострадавшие. Снаряд влетел в окно верхнего, четвёртого, этажа. К счастью, её хозяева по делам отлучились и благодаря этому остались целы и невредимы.

Однако лично я завидовать им не берусь. Знаете, как-то мало радости - вернуться домой и оказаться на пепелище. По словам Тамары, соседи были повергнуты в такой шок, что их не могла привести в нормальное состояние даже двойная доза успокоительного:

Осколки прошили насквозь два потолочных перекрытия пятиэтажки с такой лёгкостью, будто это были не железобетонные плиты, а камышовые циновки.

- Полюбуйтесь, - с горечью говорит хозяин одной из квартир Виктор. - Дыра в потолке, обгоревшее кресло, стены выглядят так, будто по ним влупили картечью.

Досталось и квартире на втором этаже.

 

Роковое место у окошка

У жителей прифронтовой Еленовки такая же ситуация. Ещё клубится поднятая фугасами пыль, а они уже копошатся на свежих развалинах. Особенно лихо у них получается штопать кровли. Благо, один из местных предпринимателей скопил изрядное количество рекламных полотен с довоенного времени и теперь щедро наделяет ими своих земляков.

По этой причине крыши усадеб информируют проезжих о преимуществах «Тайда» перед прочими стиральными порошками, а заодно приглашают отдохнуть под сенью вековых дубрав Великоанадольского леса.

И хотя реклама защищает скромные жилища от атмосферных осадков, она совершенно бессильна против разбрызгиваемых взрывчаткой визгливых осколков. Впрочем, рваный металл с такой же лёгкостью прошивает кирпичные стены, мебель, обшивку автотранспорта.

Вот, что рассказывает о последнем случае пассажир рейсового автобуса Афанасий:

«Мы ехали на околице Еленовки, как послышался шлепок. Такой обычно издаёт банный тазик, если уронить в него брусок туалетного мыла.

Поворачиваюсь к сидящей рядом даме и вижу, что она тоже ничего не поняла. Вдобавок ко всему лицо женщины заметно побледнело... Когда я предложил ей минут пять назад поменяться местами, оно было обычным. Румяным. И чуточку злым. Видно, ей не хотелось уступить место у окошка.

- Извините, - говорю, - я по другому поводу беспокою. Что это за звук такой странный?

- Сама хочу знать, - и при этом всё больше бледнеет.

- Вам плохо? Попросить водителя, чтобы остановился?

А тот уже тормозит на обочине.

- Никого не задело? - спросил он.

- Похоже, меня, - отвечает дама у окошка и внимательно смотрит вниз, где лужица крови образовалася.
Короче, перетянули мы ей ногу повыше колена бинтом и вызвали по мобильнику «скорую». А сами сгрудились вокруг водителя, который рассматривал пробоину в обшивке.

Ну а пострадавшей, как вы понимаете, не до разговоров стало. Боль, она ведь только поначалу не даёт о себе знать, а потом... Хорошо, «скорая» вскоре подъехала. Когда грузили даму на каталку, я решил извиниться перед ней.

- За что? - удивилась она.

- За то, что не заставил вас поменять местами, - отвечаю. - Знаете, как-то неуютно, когда женщин в моём присутствии ранят. Что-то вроде вины перед ними появляется. Должен был защитить, а не сумел.

 

Падай, где стоишь!

Воистину сказано: «Человек предполагает, а Господь располагает». Знала бы моя соседка, добрейшая душа Надежда Ивановна, какие испытания на её долю выпадут, перенесла бы поездку на другой день. А так поднялась ни свет, ни заря и бегом на автовокзал, откуда отправлялась первая маршрутка на контрольно-пропускной пункт.

- Скоро год, как пенсию выхлопотать не могу, - пожаловалась мне впоследствии Надежда Ивановна. - Полтора стажа отбатрачила на дробильно-обогатительной фабрике, а под занавес жизни оказалась в роли диссидента... Так вот, в маршрутке оказался ещё один попутчик, тоже работник комбината. Бывший. И тоже по тому же вопросу ехавший... Водитель, глядя на нас, только крякнул от досады, но повёз. Наверное, надеялся пассажиров на околице подобрать.

Увы, таковых не оказалось. В итоге Надежда Ивановна и назвавшийся Васильевичем попутчик оказались единственными кандидатами на пересечение линии фронта.

- До открытия оставалось минут десять не более, - вспоминает Надежда Ивановна. - Но нигде ни одной живой души. Я с расспросами к Васильевичу, а он лишь плечами пожал:

- Похоже, - говорит, - ситуация чревата осложнениями. Знать бы только - какими.

- Осложнения у нас могут быть только в виде артобстрела, - не без юмора ответила попутчику соискательница заработанной горбом пенсии.

И таки накликала. В полусотне метров от дороги хлопнул миномёт, за ним подал голос второй, третий... Тут же к ним подключился «Утёс». Надежда Ивановна разогналась было к обочине, но её пригвоздил окрик попутчика:

«Там заминировано! Падай, где стоишь!». В горячке даже не заметил, что на «ты» перешёл.

- В такой ситуации не до хороших манер, - молвила соседка. - Не только заорёшь, волком голодным взвоешь... Короче, лежим мы на голом асфальте, слушаем, как пули над головой свистят. С двух сторон палят, а посреди парочка старых дурней валяется.

В итоге вернулись домой пенсионеры ни с чем.

 

Сергей ВАСИЛЬЕВ.


Читайте также: