Как власть издевается над пенсионерами – переселенцами и жителями Донбасса

Как власть издевается над пенсионерами – переселенцами и жителями Донбасса

В Украине разгорелся скандал, после которого обострилась дискуссия вокруг государственной политики, проводимой в отношении людей с неподконтрольных территорий Донбасса, выехавших или оставшихся жить в своих домах. В чём же дело?

Приводим статью, опубликованную по этому поводу svoboda.org:

"Премьер-министр Украины Владимир Гройсман пообещал лично разобраться с одним "конкретным случаем" прекращения выплат пенсии пенсионеру из Донецка. Судьбой этого же пенсионера пообещал также лично заняться президент Украины Петр Порошенко – после такого же личного звонка Уполномоченного президента Украины по мирному урегулированию в Донбассе Ирины Геращенко.

Чьей же судьбой так обеспокоились первые лица Украины? Речь идет не о простом пенсионере, а о профессоре Игоре Козловском, самом известном узнике самопровозглашенной "ДНР", которого освободили в ходе декабрьского обмена пленными. Киевский Пенсионный фонд прекратил ему выплату пенсии. Прекратил не просто так, а строго следуя ведомственной инструкции – как переселенцу, покидавшему границы контролируемых Украиной территорий. Религиовед Игорь Козловский в мае этого года выезжал вместе с Ириной Геращенко в Лондон и Брюссель для выступлений о судьбе незаконно удерживаемых в так называемых "ДНР" и "ЛНР" людей.

Сейчас на Украине полтора миллиона внутренне перемещенных лиц с оккупированных территорий. Как минимум половина из них пенсионеры. Существенная часть этих пенсионеров продолжают жить в своих квартирах в Донецке и Луганске. По правилам, разработанным министерством социальной политики Украины, свою украинскую пенсию они могут получать, только зарегистрировавшись "переселенцами" в любом из контролируемых Украиной городов страны. Время от времени они должны проходить верификацию: пенсионер считается проживающим на контролируемых территориях только в том случае, если он выезжает к себе домой на не контролируемые территории на период не более 60 дней.

Эту систему в Донбассе знают все. Пенсионеры строго считают дни и на 54-55-й стараются выехать на ближайший КПВВ, чтобы отметиться в электронной базе пограничников. Новая норма (не более 60 дней на не контролируемых территориях) была введена весной 2017 года, и уже в июне впервые за годы войны количество пересечений через линию соприкосновения в Донбассе превысило миллион, в августе 2017 года цифра достигла 1 118 000 человек и с тех пор держится примерно на этом уровне.

По данным ОБСЕ, около 660 тысяч пенсионеров Донбасса хотя бы раз испытывали проблемы с получением пенсионных выплат. Обычно каждая компания по прекращению украинских социальных выплат затрагивает сразу до 400 тысяч человек. И каждый раз старики тут же устремляются через линию соприкосновения в пенсионные фонды городов, в которых они числятся "переселенцами", чтобы правдами и неправдами восстановить пенсии.

В Донецке вокруг пенсионеров выстроен целый бизнес – транспортный, логистический и коррупционный. Восстановление пенсии "под ключ" стоит 5000 гривен (около 11900 рублей) плюс затраты на две поездки в Мариуполь, Волноваху или Краматорск. Стоимость одной поездки – 900 гривен (около 2140 рублей) за одно место в машине. Пенсионеров сажают плотно, по трое на заднем сидении, и везут по уже опробованным маршрутам вне очередей на блокпостах и в пенсионных фондах. Оборачиваются обычно за один день: стартуют из дома в 4.40 утра, возвращаются к 16 часам. Телефоны надежных перевозчиков- "решал" передают друг другу как драгоценную валюту. Такое восстановление пенсии ни в коем случае не гарантирует стабильности: если просрочить из-за болезни очередное пересечение линии соприкосновения и пробыть на неподконтрольных территориях больше 60 дней, то все начинается заново.

Такое дорогое удовольствие доступно не всем – только тем, у кого приличные пенсии и сохранились силы и ясность ума. Большая часть по жаре и холоду раз в два месяца выстраивается в длинные очереди на блокпостах и пытаются уследить за регулярно меняющимися правилами верификаций и проверок от министерства социальной политики.

Успех в борьбе за пенсии чаще всего сопутствует людям с пророссийскими взглядами: они не отвлекаются на обиды, гипертонические кризы из-за явной несправедливости ситуации, а спокойно борются за свое. В самом начале введения верификации для пенсионеров с помощью электронной базы пограничников тут же полетели первые "щепки". В первую очередь пенсий и социальных выплат лишили всех патриотов Украины из Донецка и Луганска из числа организаторов украинских митингов весной 2014 года. Все попавшие в "черные списки" новых пророссийских администраций покинули свои дома в 2014 году и из-за угрозы ареста ни разу там больше не появлялись.

Пропуска на неподконтрольной территории вместе с электронной базой СБУ появились только в январе 2015 года, а значит всех этих людей в этих базах быть не могло. Им прекратили выплаты как "переселенцам ни разу не пересекавшим линию соприкосновения". А значит, с точки зрения минсоцполитики и СБУ, эти люди – явные коррупционеры, поскольку они смогли "решить" вопросы с пенсиями, ни разу не выезжая из Донецка.

С тех пор скандалы вокруг пенсий сотрясают Министерство социальной политики Украины довольно регулярно.

– Нам нужна помощь прессы, у нас все село отключено от пенсий из-за того, что мы якобы не подконтрольная территория! – говорит глава сельского поселения Павлополь Сергей Шапкин.

Павлополь – село под Мариуполем, которое провело в серой зоне между линиями блокпостов почти два года, пока в декабре 2015 года Шапкин не уговорил украинскую морскую пехоту продвинуться на пару километров дальше и вернуть людей и само село в правовое поле Украины. Это село не только умудрилось выжить на линии фронта, но еще и получало электроэнергию из Украины, а газ по ценам "ДНР" из России. Ремонтную бригаду жители Павлополя создали из своих же добровольцев, которые сами чинили все поврежденное.

До декабря 2015 года, пока жители Павлополя жили на "ничейной" земле, они ездили в Мариуполь, где большинство из них работает, и назад домой через КПВВ Гнутово, а пенсии получали, регистрируясь в Мариуполе как "переселенцы".

Сейчас, по словам Шапкина, в селе больше 30 пенсионеров, которых лишили пенсий.

– Все они в 2015 году заехали за линию соприкосновения через Гнутовский блокпост и, судя по их бумагам, не вернулись назад! Объяснить районному пенсионному фонду, что это не они не вернулись, а линия фронта вперед убежала, мы не можем! – горячится Шапкин. – У этих пенсионеров и шансов "вернуться" нет, они же туда теперь попасть не могут – пропуски никто из них не оформлял на ту сторону... Мы решение видим таким образом – будем нанимать микроавтобус и возить наших стариков за почти сто километров в Волноваху, попытаемся зарегистрировать их в районном центре, но уже не как переселенцев, а как местных. Может тогда их перестанут "отключать" от пенсий?

До войны Павлополь входил в Новоазовский район Донецкой области, теперь Новоазовск – неподконтрольная Украине территория и все административные услуги жители Павлополя и других сел серой зоны под Мариуполем должны получать в Волновахе, новом районном центре.

Но стратегия Сергея Шапкина может оказаться ошибочной. В Украине известны сотни громких случаев, когда переселенцы пенсионеры приобретали в новых городах жилье, прописку и отказывались от дискриминирующего их статуса "переселенца". И все равно теряли свои пенсии – потому что по разработанной системе верификации люди, прописанные на апрель 2014 года в Донецке или Луганске, не могут получать пенсию или любые социальные выплаты иначе как переселенцы.

Известному донецкому фотографу Сергею Ваганову в Мариуполе в наследство от умершей мамы осталась квартира, он в ней прописался и отказался от статуса переселенца. Через год Пенсионный фонд, следуя инструкции, лишил Ваганова всех социальных выплат.

– Я девять месяцев пенсию не получал, – рассказывает Радио Свобода Сергей Ваганов. – У них инструкция: все, кто был прописан в Донецке на 7 апреля 2014 года, не имеют право получать пенсию иначе как переселенцы. Дела у меня пенсионного нет бумажного и дата 7 апреля 2014 года – и ничего не поделаешь!

7 апреля 2014 года ныне покойный первый и.о. спикера Народного совета самопровозглашенной "ДНР" Владимир Макович зачитал нескольким десяткам своих сторонников в захваченном сессионном зале Донецкого областного совета декларацию о суверенитете "ДНР". В самой "ДНР" паспорта выдают и назначают пенсионные выплаты в рублях тем, кто был прописан в Донецкой области на 14 июня 2014 года. Все бумажные дела пенсионеров остались в пенсионных фондах по месту жительства и выплаты им начислялись по электронной базе.

Фотограф Сергей Ваганов судился за свою пенсию и выиграл дело, в итоге ему начислили пенсию за девять прошедших месяцев. По итогам 2017 года фотография Ваганова с линии соприкосновения попала в рейтинг 25 лучших фото в мире по версии английской The Guardian. Ваганов стал пятым пенсионером-переселенцем, который добился через суд отмены дискриминационной нормы в отношении себя.

Первым сообщил о проблеме с прекращением выплаты пенсий профессору Козловскому другой переселенец из Донецка народный депутат Украины Алексей Рябчин. Он назвал ситуацию "иллюстрацией маразма действий министерства" и призвал уволить министра соцполитики Украины Андрея Реву. "Последней каплей стало издевательство над переселенцами и многочисленные долги перед пенсионерами, которые живут на подконтрольной части Донбасса и по всей Украине", – написал Рябчин на своей странице в Фейсбуке.

И хотя профессор Козловский проходит процедуру возобновления выплат, по мнению Рябчина, это не спасет его от повторения ситуации при следующей поездке за границу.

Ирина Геращенко, уполномоченный президента Украины по мирному урегулированию в Донбассе, выступила с жесткой критикой министерства социальной политики. Она добавляет, что полностью осознает необходимость верификации и проверки пенсионеров-переселенцев, чтобы "не было злоупотреблений". "Я четко отстаиваю позицию, что вся ответственность за невозможность выплаты пенсий на оккупированных территориях лежит исключительно на РФ – стране агрессоре", – заявляет она.

В украинском правительстве есть две взаимоисключающие точки зрения. С одной стороны, министерство социальной политики борется с выплатой пенсий и социальных выплат гражданам Украины, продолжающим жить на неподконтрольных территориях. С другой – министерство по делам временно оккупированных территорий и перемещенных лиц еще в январе 2017 года включило в План действий правительства, который часто называют "планом о мягкой силе", пункт о поиске модальностей выплат пенсий всем украинским гражданам на оккупированных территориях.

Громкая история с профессором Игорем Козловским только обостряет дискуссию о том, должна ли Украина платить пенсии людям на оккупированных территориях или это уже проблема России?

– Если мы хотим системно решить проблему таких переселенцев как Игорь Козловский, Сергей Ваганов или тех же жителей села Павлополь, то нужно отделить вопросы переселенцев от вопроса пенсий, – считает координатор общественной организации "Донбасс SOS" Ольга Гвоздева. – Есть адресные выплаты переселенцам и пусть именно эта помощь зависит от справки переселенца. А пенсия не должна зависеть от справки или того, пересекает ли человек линию соприкосновения. Мы продвигаем в Верховной Раде поправки к закону, которые позволят гражданам с оккупированных территорий получать пенсии на подконтрольных территориях. Так же как они имеют право получать паспорта, как они имеют право обращаться в суд или за другими госуслугами, так же они должны иметь право обращаться в Пенсионный фонд без обязательного оформления справки переселенца. Если мы хотим ввернуть эту землю себе, то мы должны в первую очередь бороться за людей. Мы должны возвращать в правовое поле Украины прежде всего людей, они такие же граждане Украины, как и все мы. Хотя иногда кажется, что у нашего министерства социальной политики совсем другие задачи.

Игорю Козловскому после вмешательства президента страны не только восстановили пенсионные выплаты, но и уже перевели недоплаченные за апрель и май деньги. Пенсионерам села Павлополь такие темпы могут только присниться. Для пожилых людей Донецка, Дебальцево и Иловайска борьба за сохранение украинских пенсионных выплат – ежедневная спецоперация без всяких гарантий на решительный и сколь либо устойчивый успех".


Читайте также: